5 Веда

akrivvv


Пятая Веда

Для всех, кто творит свет Руси


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Йога ступеней повседневности. Перт. Часть-2.
5 Веда
akrivvv
Продолжение трактата от Виталия. Первая часть руны Перт здесь.
Фото и видео к тексту здесь.

---

pert.jpg Решили пообщаться с местной русскоязычной девушкой из турагентства. Она подтвердила информацию о том, что во Вьетнаме международные права не действуют и в районе Фантьета полиция на этом неплохо прикормилась. Поэтому она посоветовала взять байк, и до 5 утра проскочить Фантьет, а обратно вернуться в сиесту, когда полиция будет кушать и отдыхать вместе со всем честным вьетнамским народом.

Байк меня сильно пугал. Во-первых, Фантьет - это такой мини Шанхай, с кучей закоулков, который непонятно как пересекать, да еще и ночью, а, во-вторых, я никогда не ездил на таких гаджетах. Мое средство передвижения - вел. Все это меня уводило мыслями в далекое инграммное детство, когда дядька мне подарил двухскоростной мопед, и мне было всего 9 лет. Тогда в деревне Асино я пытался пользоваться этой роскошью для изучения жизни птиц в природе Причулымья. И вот, сколько я помню, с 9 и до 14 лет мои выезды-походы всегда заканчивались тем, что на дороге меня тормозили менты, забирали мопед и я возвращался пешком. И мне всегда было жутко стыдно и неудобно, и вообще наглухо безысходно, когда дядька шел в милицию и забирал мой мопед. А в 14 лет я перегнал мопед из деревни в город (100 км) без проблем, но у дома какая-то тетя прыгнула мне под колесо. Я затормозил, но слегка запачкал ей чулок и она от этого стресса вцепилась мне в руль и завопила так, что пол дома сбежалось и обступило меня со всех сторон. Потом пришел мент, забрал меня и отвел к родителям. А там серьезный разговор с батей. В общем, с тех пор я понял, что железо - это не мое. И, когда в 16 лет дядька мне подарил новый "Москвич", я родителям сказал - продавайте.

С тех пор мои инграммы по работе с техникой были проработаны на различных заводах, а вот инграммы, касаемые ментов, похоже, ждали своего часа. И вот он настал. Я понял, что Перт неотвратима, и что я сейчас должен сотворить чудо - я должен проработать эту энергетическую нишу ментов так, чтобы проехать все заставы, будучи безупречно невидимым, не зацепив никого и нигде. Ибо в Азии такой закон - если в тебя кто-то въехал - виноват ты - не гражданин данной республики. Азия своих любит и защищает. Так что надо было проработать еще одну нишу - чтобы никто меня не зацепил. А этот Фантьет - почти Шанхай, с движением без правил, очень напоминающим движение транспорта в Индии, вероятность, что никто тебя не зацепит сводится к нулю. Так что едем ночью.

На ресепшене девочка мне показала, где у этой чудо-техники находятся различные кнопки, я проверил заказанный мной бензин - 6 литров, которых по нашим совместным с ней подсчетам должно было хватить на всю дорогу с лихвой. И сделал пробный кружок. Девочка посмеялась, но байк обратно не забрала. У них с ментами такая договоренность, что когда мент тебя останавливает, то он штрафует тебя, забирает байк, и ты ему даешь телефон хозяина. А потом хозяин платит менту за то, чтобы забрать байк, а может и делятся по какой-то схеме. Так что девочка была спокойна. В любом случае они выигрывают.

В ночь мы влегкую пролетели Фантьет, мое чутье меня подвело только в одном месте и мы немного сбились по курсу. Но все ж таки на трассу выскочить успели к 5 утра. Когда стало светать, мы уже подъезжали к горе. Гора явилась нам на фоне синего неба. На равнине полукилометровый колосс очень впечатлял. Мы поставили байк, обошли окрестности, пообщались с вьетнамцами при помощи пальцев и бумаги с ручкой. Нашли то, что нам нужно - стоянку для байка и тропу монахов на вершину горы. Решили не ждать, когда запустят фуникулер, а решили сонастроиться с горой самым верным путем - поднявшись на нее по монашеской тропе. Гора, конечно, нас одарила чудными видами, прелыми запахами джунглей, песнями экзотических птиц и нирваническим сияющим звучанием пространства цикад. Цикады обитали в верхней части горы, и поэтому их нарастающий звон вначале я принял за какие-то технические неполадки фуникулера. Но потом, когда поднялись ближе, я сообразил, что это цикады. Было также много экзотических комаров, но они не такие свирепые, как у нас, помягче и поделикатнее, с ними можно было продолжать наслаждаться нирванической аурой этого чуда природы.



Когда мы поднялись все вымокшие от пота - перед нами предстал первый подарок горы - туалеты с душем. Мы сразу же омылись и пошли на поиски лежачего Будды. Проход к статуе был через храмовый комплекс. По внутренним ощущениям я понял, что надо пройти к Будде, поискать место для сатсанга, а после медитации пройти храмовый комплекс и пофотографировать. Когда уезжать обратно, я планировать не стал, мне показалось, что мы тут задержимся более, чем на пол дня.

На вершине горы было много очень больших и красивых деревьев. Вообще вершина смотрелась очень величественно, и Будда лежал в тени этих прекрасных огромных деревьев. Солнце уже встало высоко, но над горой всегда висела шапка облаков, поэтому климат на ней был абсолютно идеальный. Будда смотрелся совершенно нереально - он сиял белым светом откуда-то далеко изнутри. Мы решили сесть в тени деревьев вдали от глаз ожидаемых туристов. Мы были практически первыми на этой горе. Места на огромных валунах под тенью деревьев великанов были просто замечательны для медитации, открывались красивые пейзажи сквозь кроны этих зеленых духов хранителей. Но все ж таки комары мне приказали идти в массы, а Юлю они оставили себе.

Внутренний указ я понял правильно. Здесь мне надо было оставить свои привычные формы медитации полностью. Надо было довериться полностью тонкому плану этого места и выполнить его указания. Так я сел на скамеечку напротив статуи, запарил колебас, и стал делать тратак на лик Будды. Стали подниматься первые группы туристов. Шумные китайцы, потом деликатные европейцы, потом различные состоятельные семьи. К этому моменту духи места меня полностью встроили в свой План, и я начал видеть. Я начал видеть иным зрением. Я стал видеть тех людей, которые поднимались, в свете их жизней, кармических дорог, предназначений.

Трансцендентальное присутствие Будды делало этот мир настолько прозрачным, что становилось видно все, что стоит за этой материей и ее пространственными движениями. Даже самые нелепые выходки китайцев, например, выглядели очень стройными кармическими цепочками. Одна группа китайцев долго шумела перед статуей, тренируя всего лишь одно телодвижение - селфи. А среди них был один отщепенец. Который тихо сидел в сторонке со своим планшетиком. Потом, когда все двинулись дружной гурьбой вниз, тот соскочил со своего насеста и кинулся к алтарю, небрежно отодвинул цветы и вытащил оттуда большой фрукт, тут же снял с него кожуру и бросил на землю (несмотря на то, что место облагорожено и везде урны). Вцепился в него зубами и бросился догонять свой муравейник (надо заметить, что китайцы выделяются своей дружностью, всегда ходят большими шумными группами, блистая своим примитивным бескультурьем, за что их не любят малые народы Азии). Но в трансцендентальном свете Будды это выглядело иначе - сила Будды притянула эволюционно пробудившееся существо и с фруктом передало ему Хварну, которую парень понесет в следующих жизнях - все это было так естественно прозрачно, как прозрачно движение рыб в большом аквариуме с чистой водой.

А потом я ощутил, что туристов больше не будет и пора садиться для даршана. Будда меня посадил перед собой лицом к лестнице, по которой поднимались паломники. Оттуда сквозь кроны деревьев открывались синие дали. Я сел без колебаса в полулотос и с открытыми глазами стал прозрачен для льющегося потока от статуи. Поток шел из трансцендентальных высот, проходил сквозь меня и уходил в синие дали. Потом этот мир исчез и проявился совершенно иной мир…

Тот, где всегда хорошо…

Это не было другим местом, это был тот же мир, но под другим углом зрения - те же атомы, но только изнутри, не формы, а суть...

Я стал созерцать игру божественного во внутренней бесконечности атомарных пространств…

А потом на ступенях появился монах в серой униформе, но он, увидев меня, не стал подниматься. А позже уже стала подниматься вереница монахов. Они дошли медленно до верха, и какое-то время были в смятении. Потом немного похихикали. А потом смолкли и я краем тратака заметил, что они сели в ряд на ярус ниже, туда как раз, куда китаец бросил очистки от фрукта - на землю. И так же лицом в ту сторону, куда и я делал свой тратак (спиной к Будде). Но потом они наверное устали, или их ждали другие дела, и они встали и пошли в мою сторону. Остановились вереницей около меня и стали ждать, когда я закончу, чтобы пройти мимо меня дальше. Тогда я им сделал легкий поклон головой и они, поклонившись в ответ, вереницей прошли мимо меня. Я понял, что можно снова сесть на скамейку и взять колебас, продолжив непринужденное созерцание. Поднялась новая группка европейцев и за ними вышла Юля. А потом мы до вечера релаксировали на просторах этого храмового комплекса.

Вечером, когда стало темнеть, мы сели на байк и двинули назад. К этому моменту весь Вьетнам ехал с работы домой. Густой эфир из байков, велосипедов, машин, хаотично движущихся как в броуновском движении, окончательно поглотил нас в Фантьете. С одной стороны, вроде как хорошо, ни один мент в этой каше нас уже ни за что не разберет. А, с другой стороны, совершенно непонятно, как двигаться в этом густом хаосе в нужном направлении. На какой-то момент в этой ситуации Перт пришлось проявить сиддхи - стать на пару часиков вьетнамцем, для этого я вытащил всю энергию манипуры наружу и натянул ее на окружающее пространство. Юля, затаив дыхание, смотрела на творящееся вокруг броуновское движение. Как женщину я ее оценил на пятерочку с плюсом, ибо другая бы женщина от страха наверное бы выщипала мне все волосы на голове, но Юля очень старалась ровно дышать. И у нее получилось! Только, когда я очень резко тормозил, мои слабенькие рученки сгибались под напором ее накатывающего веса. В итоге выбрались мы из этой каши почти с нулевым баком бензина и совершенно ни разу не задетые никем. Растрата резерва была очень существенная и Перт дышала прямо в холку, но благословение Будды компенсировало все. Это те самые цветы, о которых я говорил в начале, то, ради чего Перт следует идти навстречу.

Все последующие дни я в основном реалаксировал и ассимилировал тот божественный опыт, который подарила мне вьетнамская земля. Здесь на чужой земле очень важно не переесть этого опыта, а очень деликатно его вкусить и дать возможность провести ему максимально полные трансформации внутри тебя. Кстати, наш приезд совпал с днями полнолуния и несколько дней мы колебасили на восходе Луны над океаном. Ну, и естественно на само полнолуние, которое проходило засветло. Сумма Этих тихих лунных вечеров и ночей у стоп теплого океана давало массу расширений сознания в стихийный план Земли. Так что ощущение было, что ехать больше никуда не нужно, хотя впереди была запланирована поездка на остров. Там предполагалось провести день и на ночь остановиться в отеле, недалеко расположенном от аэропорта.

Перед этим мы еще раз взяли ретро-велосипеды напрокат, на этот раз я внимательней выбрал вел, и с удовольствием прокатились по курортной зоне, в поисках подарочков близким и родным. На следующее утро, засветло мы ехали на остров.

Остров по-своему тоже оставил глубокое впечатление, и оно было не лишним. Сам остров представлял из себя горную цепочку, изогнутую подковой, так что внутри него было три бухты, одна следующая за другой, и в самых внутренних бухтах были мангровые заросли. Это такие интересные деревья, которые растут со дна и сама их крона раскрывается прямо над водой. Там мы взяли байдарки и заплыли внутрь этой подковы и провели свои медитации на это чудесное стихиальное пространство. Здесь цикады также создавали свое переливающееся натянутое пространство, над заливами летал орлан, и облака подчеркивали величие горной цепочки. Заросли хорошо прятали от Солнца и байдарка слегка покачивалась на маленьких волнах залива. Дыхание Варуны ощущалось настолько нежным и благословляющим, что ощущение было, что Варуна медитирует тобой, слегка сжимая колебас лепестками свадхистаны.

Отель о пяти звездах был очень удобен для медитации в его чреве. Юля села на балкон и встречала восход Солнца над океаном, я сидел в комнате и ощущал звенящее тело света города на реке, впадающей в океан. Нячанг, туристический развлекательный центр и курорт, имеет очень светлую золотую ауру и ангела, глубоко погруженного в золотую медитацию зеленых гор, островов и теплого океана.

Вообще я был переполнен, и тело не справлялось с последствиями глубоких впечатлений, да и почки дали знать о том, что пора очищать организм от яда медузы.

Очень важно перед отлетом ассимилировать опыт, чтобы тело в дальнейшем работало с квинтэссенцией опыта, а не разносило сознание впечатлениями. Тогда сознание остается сосредоточенным.

Конечно, итоговое состояние, сильно обогащено, относительно векторного состояния Перт, взятого в начале поездки, но тут ориентир именно на итоговую реализацию Перт - цветы благодарности!

Перелет из Нячанга в Томск был на этот раз днем. Поэтому нам посчастливилось пролететь над восточным краем Шамбалы. Мы смогли пронести на борт термос с кипятком и на подлете к Шамбале запарили колебасы. С местами тоже повезло - у окошка по левому борту, так что все просторы восточных окраин Шамбалы были обозримы нами.

Было увидено много вообще непонятных сознанию ландшафтов, начиная от белой пирамиды, высотой непонятно во сколько километров, и заканчивая шлифованными прямоугольниками, из которых были сложены некоторые хребты гор. Полез потом в гуглерс, но ничего подобного не нашел, хотя пространства там огроменные, и затеряться там может все, что угодно.

По прилету меня ожидало сразу два занятия - со Снегирем (он ждал меня в Томске уже почти неделю) и с группой, плюс надо было в этот же день сгонять в город и поздравить Миру с днем рождения - ей 20 лет. Надо было быстро войти в эфирную колею местного пространства. Времени на медитацию не было, поэтому включил резерв - просто повысил светимость из манипуры. Очень хорошо получились оба занятия на этой волне и подарочки для родни пришлись все кстати. Потом резерв закончился и почки отвалились. Вернее они сказали, что пора возвращаться эфирным телом на землю, а не светом манипуры зависать между небом и землей. Поэтому последующая связка медитаций была проведена с жесткой привязкой к полю муладхары, хотя благословение Будды на созерцание внутреннего пространства малой бесконечности атомов Земли сильно уносило в нирвикальпу, но боль в ногах и истощенная манипура с ломотой в почках каждый раз вели верной дорогой к муладхаре. А муладхара, как мы знаем - гарант безопасности!




Записи из этого журнала по тегу «йога повседневности»


?

Log in

No account? Create an account