5 Веда

akrivvv


Пятая Веда

Для всех, кто творит свет Руси


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Белуха - врата в Запредельное. Часть-1.
5 Веда
akrivvv
От Виталия!
Фотографии с этого (2016 г.) похода здесь.
Может, кто-то еще из йогов расскажет о своих летних путешествиях с калебасой по местам силы?

---
Решился отписать свой хадж на Белуху. Причем, пользуясь возможностью, решил отписать оба хаджа, которые мне удалось совершить и провести сравнительный анализ. Проблема отписки заключается в том, что дать надо информацию именно полезную практически, в противном случае развлекаловка на тему высокого опять будет жестоко наказана.

Моя первая встреча с Белухой была заказана еще в 1994 году, когда я поехал на семинар с кастанедовцами по сталкингу, который был организован в горах Алтая в районе деревни Шебалино. Этот семинар я описал вкратце дневником в составе книги "Веда. Постижение Руси".

Именно тогда, уединяясь для личной практики на вершинах тех гор, я четко ощутил, что все эти окружающие меня вершины как бы шлют свою молитвенную концентрацию в сторону Юга. Я тогда кое-что знал о Белухе и поэтому смутно выстраивал догадку о том, что все эти вершины по сути как бы обращены к этому существенному центру, они протягивают свои нити концентрации к Белухе, являясь ее питателями и ретрансляторами одновременно. Вот такое сильное впечатления я получал и днем при свете Солнца, и ночью при ярких звездах. Поэтому еще тогда решил, что этот "центр всего" обязательно надо найти и соприкоснуться с ним вживую.

Позже, когда я уже вернулся из армии и социально адаптировался, я вновь услышал внутри себя эту тему про Белуху. Было ощущение, что сам Учитель - Шри Чинмой требует от меня этого хаджа. В то время моя связь с бывшими и не бывшими Центровскими учениками была еще достаточно сильна, и со мной собирался один из ярых представителей центра Чинмоя - Никита. Он очень любил разные крутые подвиги. Я тогда работал в школе и мой отпуск был о двух месяцах, тогда же у меня родилась Мира и более менее обеспечив жене и ребенку быт я рванул на Алтай - к Белухе. Никита резко отвалился и я, собрав все, что было под рукой, двинулся на вокзал, ибо ощущение требовательного безмолвного гласа Учителя в сердце сильно нарастало. Это был 1997 год.

Хочу дать краткую характеристику тому парню, который стоял на вокзале в полукедах, в легкой синтепоновой куртейке, и с шедевром советской туристической промышленности за спиной - станковый рюкзак. Тогда еще на Алтае горники шутили – "ты че с собой раскладушку в горы берешь"? Этот вид рюкзака был снабжен дюралевым каркасом. Когда-то давно мой батя его брал в походы за ягодой. От него я и взял самодельный синтепоновый спальный мешочек, а вместо палатки - полиэтиленовый рукав. С туристическим бытом я был мало знаком и в моей голове не умещались мысли о продуманной экипировке. Просто звучало – Учитель сказал!!! И я, взяв что было – рванул. Это было как раз то время, когда я усиленно ставил над собой различные эксперименты на прочность своего тела и психики в различных экстремальных условиях. Еще тогда я был очень озабочен собственными параметрами выживаемости в любых средах и практиковал множество сложнейших психофизических практик, в том числе и крийя йогу. Я никогда не простраивал будущие события, шел всегда полностью положившись на волю Высшего, держа в сердце Учителя. Да и тогда я не имел посвящения от Йогендры, который научил меня каузальным построениям будущего, поэтому я считал, что чем суровее будущее – тем круче. В общем-то я всегда шел умирать, потому что та жизнь, которая у меня была, меня не сильно прельщала и после того, как я стал учеником Чинмоя и увидел свой настоящий Дом, и осознал себя в нем истинным жителем, я всегда был готов к летальному исходу, чтобы чистеньким вернуться Домой – ну, типа, я ж не виноват – сие не есть самоубийство, а просто результат Высоких стремлений. Вот как-то так я тогда мыслил.




Тогда для меня было очень важно именно дойти до Белухи, я четко ощущал, что я должен был стать физическим проводником сознания Учителя именно в той точке времени и пространства, поэтому возвращение назад в город меня абсолютно не волновало и я считал, что той экипировки, которая у меня была – было достаточно, чтобы попасть Туда. Назад – это не мои проблемы. Еще перед уходом я своей жене так и сказал, что, если я не вернусь до 18 августа, то, считай, что я стал к тебе еще ближе. В целом жена меня тогда неплохо понимала и поэтому сильно не истерила по этому поводу. Она сильно хотела от меня ребенка, и к тому моменту он уже у нее был на руках.

Конечно же, Высшие следили за таким инфантильным чудом как я, и к тому моменту, как я попал в Усть-Коксу, они стали посылать мне очень продвинутых попутчиков, которые помогали мне во всем. На пути по самой горной тропе вдоль Аккема мне дали вообще совершенного Руса, у которого, по ходу дела, я многому учился. Это был высочайший представитель Рода Русского. Под два метра ростом, беловолосый, голубоглазый гигант, который служил когда-то в спецвойсках в Афгане, излазил все таежные чащобы в компаниях и в одиночку, имевший различные разряды по различным спортивным и туристическим дисциплинам, и работавший в отделе безопасности в Госдуме. Он дважды курировал поездку Жириновского в восточные командировки и занимался учетом сект на данный момент. Это был его первый поход в горы и с собой он взял свою молодую супругу (подругу), которая была в свое время альпинисткой, но как нормальная женщина была достаточно изнежена и капризна. И первое чему я учился у своего товарища – это мудрому, совершенному терпению и доброму вниманию к своей подруге. Я на то время в себе такого вообще не имел.

В Тюнгуре, когда он увидел мою экипировку, он мне сразу сказал, что я смогу добраться до Белухи только приняв его услуги. У него как у москвича была идеальная экипировка и палатка вполне могла уместить третьего человека. Он с большим уважением отнесся к моему духовному экстремизму и заочно к моему Учителю. Сам также много рассказывал о своем Духовном Учителе, которым являлся его непосредственный начальник – начальник отдела безопасности при Госдуме. На тот момент на Алтае как раз лили непрерывные дожди и отказаться от его предложений для меня было бы равносильно безумию. И я согласился идти вместе с ним. До озера Аккем мы шли четыре дня под непрерывным проливным дождем. Когда мы дошли до озера – он не пожелал останавливаться в палаточных лагерях, где в основном тусовались псевдоэзотерики всех мастей. Мы поднялись выше – в Долину Семи озер и не доходя до нее. Это было очень суровое место для стоянки, настолько суровое, что даже его половинка сильно истерила по этому поводу и мне даже пришлось поприсутствовать на публичном наказании ее за ее отвратительное поведение. Конечно же, теплее и ласковее этого наказания я ничего в жизни не встречал, но сам факт публичности сильно повлиял на ее психику и весь день они не разговаривали. В этот день я обошел окрестности, попробовал свои силы на соседней вершине и много времени уделил психофизическим практикам. На следующий день я их отпустил на Белуху. Они дошли до ледника пофоткались и вернулись. Следующий день был мой.

Я побежал с ранья налегке. Боги дали солнечную погоду и отмашку. С собой я взял орехи и шоколадку.

По мере приближения к Белухе я четко ощущал сильное давление чего-то противостоящего. Начинала портиться погода и масса внутренних ощущений буквально подавляла меня. По ходу похода многие рассказывали о том, как капризна Белуха и что, мол, надо очиститься, прежде, чем к ней подходить. В общем, было много мистики. И я реально видел как люди едва подходили к леднику бодренькие и здоровенькие, и тут же их накрывало. Они начинали болеть, им становилось плохо, но стоило им сделать шаг назад - и они снова здоровы и бодры. Я это видел своими глазами. Но, с другой стороны, я видел, как совсем простые туристы могли полностью забежать на престол Белухи (ледяное озеро у стены – высота 3 км от уровня моря и место весьма опасное обвалами и лавинами) и побегать в лучах Солнца под чистым небом. А, например, груженные идеями о духовности эзотерики не могли подойти ближе 9 км. к стене, как тут же портилась погода или нападала хворь. Мой сопутник тоже днем раньше смог подойти только к леднику, по которому еще 9 км. до стены надо было карабкаться.

Но моя задача была дойти именно до ледяного озера. Я так чуял, что это эпицентр всех сил. Вообще сама Белуха и окрестности устроены таким образом, что это напоминает приемник луча вертикального, резонатор и излучатель. Сама стена и ледяное озеро как радар с излучателем, а вся Аккемская долина как волновод. И весь этот луч, принимаемый из космоса, колоссальных размеров чашей Белухи трансформируется в горизонтальную волну, направляемую Аккемским ущельем к нам на север. Я подумал, что все это устройство напоминает устройство чакры вишуддхи. Да и само белое молочное озеро Аккем напоминает чашу с нектаром, который собирает вишуддха. В общем очень точное, буквально до миллиметра выверенное построение стихиальных духов для насыщения северных пространств трансформированными духовными лучами космоса.

Размер самой чаши где-то в ширину 3 км., а в длину 2 км., в высоту стена цирка где-то в 1,5 км., вот такой вот колоссальный резонатор-излучатель. Из ледяного озера вытекает ледяной язык шириной в километр и тянется по ущелью на 9 км., завершается чудесной аркой, из которой как из пожарного шланга вылетает могучая струя Аккема. Зрелище просто сжимает все клетки тела.

Я почувствовал настойчивое требование Белухи отдать ей все орешки и шоколадку, и идти налегке. От нашей стоянки до ледового озера-престола было где-то 15 км. Это расстояние надо было пройти по огромным валунам и скользкому леднику с очень опасными трещинами глубиной в 15-30 метров. Когда я взобрался на ледяной язык, то пошел дождь и подул сильный встречный ветер. Навстречу пробежало две группы горных туристов в полной экипировке, которые на меня в полукедах и трикошках посмотрели как на убийственного маргинала. На подходе к престолу пошел град, и ветер не на шутку развылся, было просто страшно, что сдует вот в такую ледяную трещину. Я буквально на карачках сполз на камни и подошел вплотную к престолу. Я не знал, что делать дальше. Был просто какой-то замес. Я видел, как идет в пространстве какая-то чудовищная битва Света и Тьмы, и на материале стихий она проявлялась в виде хаотического урагана, который дул во все стороны и сыпал град. Я увидел воочию, что Белуха это не просто какая-то гора высотой в 4,5 км. с удивительной конфигурацией, а это какая-то живая цитадель чего-то Высшего, граница, на которой сталкиваются непрерывно какие-то титанические силы в непримиримой борьбе.

Я подумал, что, наверное, надо идти в центр престола – ледового озера и встать перед стеной. Но, не успел я шагнуть, как ощутил тотальную силу, которая просто не дала мне сделать и шагу. Эта сила даванула так, что я сел, где был. Я поставил перед собой портретик Учителя и начал медитацию. Сила дала понять, что достаточно смотреть в центр престола. Тучи, град закрывали всю верхнюю половину стены от взора. Визуально ощущение было, что я нахожусь в некоем герметичном каменно-ледяном кубе с гранями размером в один километр.

Напряжение пространства стало невероятным, я видел, как Учитель пустил пурпурный луч, на мгновение все остановилось и ... вдруг я увидел, как жирная сине-голубая молния вышла из верхней грани неба и четко вертикально вошла в ледяной престол. В самый центр, куда я как раз хотел войти несколько минут назад. Время остановилось. Ощущение было, что этот ярчайший сине-голубой столб света застыл в центре этого магического куба. Я успел поразмыслить о том, какое же сейчас будет грандиозное эхо от раската грома в этом фантастическом цирке. Я даже успел представить, как весь снег спрыгнет со всей этой грандиозной стены. В общем, действительно, через какое-то непонятное мне время гром разорвался и камни посыпались с прилегающих стен. А потом стало тихо и ясно. И я понял, что теперь можно идти преспокойненько обратно. Больше никаких требований Учителя я в себе не ощущал. По огромным валунам я быстро доскакал до брода, легко прошел по пояс в ледяной воде держась за стальной канат, даже и не помню как, потому что туда я шел через ледник, побоявшись лезть в ледяное, кипящее русло Аккема. В общем, ушел в 6 утра и в 6 вечера был уже в нашей палатке.

А на следующий день пошел снег. Мой товарищ обладал удивительным свойством жечь костры из ничего под любым шквалом атмосферных осадков. Мы простояли этот день. На следующий день снег усилился и палатку засыпало в половину высоты. Я понял, что надо рвать, ибо Эле я сказал, чтоб ждала до 18`го числа, а это было уже 15`е число. Я решил идти на рассвете. В 6 утра я стартанул. Снег был ровно по пояс, я не представлял, как я буду идти и куда. Снег на третий день уже падал не снежинками, а хлопьями, размером с кулак. Я понял, что надо просто бежать. Мои трико и курточка сразу полностью намокли. Прополз 10 км. по этим сугробам и начался лес. В лесу деревья – вековые кедры – падали прямо передо мной от невыносимого веса мокрого снега, лавинообразно нарастающего на их кронах. Снег был уже по грудь, и надо было еще перелазить как-то через эти падающие стволы. Руки окоченели вконец. Чтобы справить нужду пришлось просто отмерзшими культяпками оторвать пуговицы на ширинке, а попытка хлебнуть воды из фляжки закончилась тем, что кусок льда, выпавший из нее, застрял у меня в горле и вызвал приступ сумасшедшего кашля. Появилось ощущение, что это конец. Не сказать, что я возрадовался этому концу, но как-то тело сильно переволновалось, сердце долбилось как пулемет, а душа взмолилась куда-то вверх. Я решил, что буду просто грести изо всех сил, пока они не закончатся.

И вот, кто-то услышал эти неистовые молитвы души. Не знаю кто, но было ощущение, что небо как-то разверзлось и потоки Высшего Света достигли даже тела, и оно как-то немного раскрепостилось, перестав напоминать краба в ловушке. Краем чего-то я узрел золотой свет Высшего и сонма каких-то ангелических существ, транслирующих этот согревающий душу Свет. Следом за внутренним светом вдруг вспыхнул просвет на физическом небе, и я увидел кусочек голубого неба. Я стал грести еще сильнее. Я понял, что мне дают шанс на выживание и им надо воспользоваться. И вот где-то часам к 2 после полудня я увидел, наконец, одинокую палатку и девушку сидящую у костра. Снег еле сыпал. Она топила снег в котелке. Увидев меня, она протянула мне котелок, и я сделал несколько глотков горячей воды и понял, что я спасен. Тело сразу же ожило от соприкосновения с теплой водой и стало снова человеческим. Я поблагодарил от всей души эту одинокую девушку и побежал дальше, помня про 18`е число.

Выглянуло Солнце и снег начал таять. Душа радовалась, а тело прибавило скорости. Вообще надо заметить, что в те времена очень редко встречались путники на этой тропе. За день бывало 2-3 группки пройдут, и то с ними как с братьями обнимаешься. Не часто были одиночки, поэтому вид этой одинокой молодой девушки у костра, греющей кипяток в этой заснеженной пустыни – был чистейшей воды нереальностью. В этот день я пробежал, прополз, пролетел по этим горам, снегам и камням 55 км. как в один миг. За весь путь я видел только ее. С наступлением ночи я добежал до Тюнгура.

Вообще, когда я в начале похода прибыл в Тюнгур, меня сильно пугали пьяными алтайцами, разбойничавшими с ружьями и нападавшими на туристов в поисках спирта и водки. Еще за день до прибытия меня в Тюнгур они обкидывали камнями базовый лагерь. Но за все время я не встретил никого на Аккеме из местных. Возможно из-за атмосферных явлений.

Это вкратце о том, что было 19 лет назад. Теперь проведем сравнительный анализ. Ведь мы перешагнули в 2012 году великий временной рубеж и высоко поднялись по вибрации...

Продолжение здесь.




Последние записи в журнале


  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal сибирского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account