5 Веда

akrivvv


Пятая Веда

Для всех, кто творит свет Руси


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Духовная работа на Руси. Из первых уст. Часть-8
Огненный йог
akrivvv
Начало здесь.
Все части книги см. здесь (1.1.1. "Духовная работа на Руси. Из первых уст").

---
14.02.2010. (1 л.д.). Посвящение в тайцзы.

8) Семинар по тайцзы (чень) Андрея Середнякова. 30-31 января 2010 (15, 16, 17 л.д.).

Виталя написал, что в конце января в Томск приезжает из Питера давать семинар Андрей Середняков - носитель традиции Чень Сяована, человек, входящий в семью Чень. И, что, если я собираюсь дальше идти по своему Пути, то неплохо было бы его мне посетить. У нас в Томске есть группа тайцзышников по ченю, ведет Рома - молодой парень (ушуист), он и привозит Середнякова в Томск. Я узнал у Вовы его координаты, позвонил и решил начать ходить к нему в группу (хотя они занимаются уже давно, а я совсем новичок, специально мне особо показывать и объяснять не будут, время тратить), чтобы хоть что-то узнать, попробовать до самого семинара Середнякова.

Так и сделал, по вечерам 3 раза в неделю. Тайцзы сразу пошло. Виталино предложение как раз совпало с моментом, к которому я подошел, практикуя комплекс змеи. Ближе к его концу (там, где от сидячих упражнений опять к стоячим переходишь) я уже не мог удерживаться от того, чтобы поделать каких-нибудь волнообразных движений "а ля тайцзы". Тело требовало этого настойчиво, ему уже не хватало именно этого, хотя я не понимал чего, да и никаких форм из тайцзы не знал. И тут как раз его предложение - то, что надо. Кое-какая гибкость у меня уже наработана, но ощущалось, что не хватает связи всего этого в одно целое. Мышцы, связки, сухожилия, кости, эфирная энергия - все работает по отдельности, не скоординировано, нет единения. А уже очень хочется. Тайцзы дает это. Делает тебя цельным.

Причем иначе, чем йогическая цельность. В тайцзы это, скорее, цельность стихийная, элементная, цельность стихий и элементов, на этом уровне. В йоге, имеется в виду хатха, там как-то по-другому. Вот такой образ - когда работает Середняков, непонятно, собственно, где Середняков. Он вроде двигается, но и стоит, он это он, но и ты, и эти стены, и потолок, и люди, и все вокруг, то есть, все как сливается на уровне стихий и элементов, из которых все состоят, в одно целое. Это мощное ощущение, тотальное единение на уровне самых элементарных частиц нашего мира. Тайцзы можно использовать как трамплин, чтобы попасть в духовные сферы. Сила эта, конечно, захватывающая. В какие-то моменты чувствуешь, что тебе в жизни ничего больше, кроме этого, не надо, в этом - всё.

Если сравнить тайцзы Середнякова и йогу Ашока, то так могу сказать. Когда работает Ашок, то есть только Ашок и ничего больше нет. Тут 2 уточнения. "Только Ашок" - не в смысле тотальности эго, а в том смысле, что здесь за йогой, за этой системой, стоят колоссальные Личности, которые проявляются через Ашока, смотрят на тебя, материализуются в асанах, и, повторяя их, ты входишь в те миры. За йогой стоят Боги, за тайцзы, скорее, великие производные Богов. Концентрация идет на разных вещах. Если еще образ привести, то тайцзы - это прыжок со скалы в море и вот это ощущение себя в глубине плоти мира, самой ее плотью, становясь всеми этими течениями, всполохами, дыханием... Это требует искусства, техники, концентрации, такой прыжок выполнить - еще уметь надо. А йога - это тоже прыжок, но туда, в глубины космоса, где нет ни "воздуха", ни "воды", ни "земли", вокруг "тьма" и "свет", только на фоне которых и проступают свободно незамутненные природой Земли лики. Это тоже требует искусства, техники, концентрации, работы с телом, но это другое.

Второе уточнение. В йоге Ашока ты нигде не растворяешься, ты выстреливаешь себя, и все остальное остается далеко позади, потому что его и нет уже вовсе. Остается только Я, чистое Я, на котором как на листе бумаги, покрытом знаками, написанными молоком, начинают проступать изначальные лики, проявляемые огнем йогической работы.

Да, какие великие две системы, какие великие культуры! И какие великие мы, русские, культура которых позволяет нам свободно входить в эти системы, осваивая их и оставаясь самими собой, устремленными в глубине души к свои богам, пусть неосознаваемым. Кстати, тогда получается, что русский, практикующий то же тайцзы и входя уже в их сферы по-серьезному (Середняков), трансформирует и их тоже, трансформирует эгрегор, вносит изменения в школу, то есть, это уже не вполне китайское тайцзы, и не американское, и не европейское, и т.п. Я смотрел в сети, как работают мастера иностранцы. Но Середняков показал какое-то настолько русское тайцзы, что никак иначе, кроме как ВСЕЧЕЛОВЕЧЕСКИМ тайцзы, я его назвать не могу. Может быть, я ошибаюсь, но я думаю, что истинное раскрывшееся русское (через любую практику) - это всегда всечеловеческое, это и саму систему-практику выводит на новый уровень, но, ведь, и тогда получается, что встраивает эту систему в рамки русской культуры как культуры всечеловеческой. Так что, похоже, сейчас именно идет формирование всечеловеческой культуры, в которую перерождается культура русская. И происходит это в частности и путем того, что русские люди активно осваивают все духовные практики, достигают там высот, и неминуемо идут дальше, интегрируя все это в одну общую картину-матрицу на уровне высших мыслеформ будущего, просто даже тем, что все они из/от одного корня - русские.


40. Участники семинара по тайцзы Андрея Середнякова в Томске. 30-31 января 2010 г. Середняков стоит 4 слева.



Фактически русский этнос, как бы теряя идентичность, ведет работу по объединению Земного сознания, создает вехи и центральные столпы, идеи, ценности новой ментальности Все-Земли. Строит, простраивает все планы от физического, материального ("русская наука") до, как минимум, буддхиального ("ценности и идеалы"). Правда, пока все это идет на внутренних планах, скрыто от глаз большинства и не осознается даже теми, кто непосредственно в этом участвует. Но работа явно ощущается. Русь - она как гармошка, то сжимается, то разжимается. И из истории видно, что разжимается она после очередного сжатия (зачастую насильственного) гораздо шире своих прежних границ-пределов. Последнее сжатие выразилось в крахе-распаде СССР (во всех смыслах). По логике вещей, если масштабы учитывать, то теперь Русь должна до масштабов всей Земли расшириться. Из серии "наш ответ будет адекватным, но не симметричным".

Отвлекся от тайцзы. Хочу рассказать об Андрее Середнякове. Это прекрасный человек! То есть, просто прекрасный. Открытый, честный, душевный, радушный, большой и широкий, с живыми глазами, одухотворенным лицом, мастер, сила, но, при всем этом, как-то чисто по-русски беззащитный, что ли. Не в том смысле, что "рохля", а в том смысле, что он совершенно открытый и принимающий в сердце все, в том числе и всю боль этого мира, переживающий искренне за свою Родину, болеющий за нее. Очень чистый человек, в том числе и телесно (вегетарианец и уже многолетний брахмачари, без жены и детей). Очень светлый. Очень непосредственный. И при этом, на мой взгляд, большой мастер. Хотя, конечно же, скромный. Всегда оговорится, что я, мол, себя ни мастером, ни учителем не считаю, я лишь инструктор. Спросил нас: "Как вы хотите, чтобы я объяснил? Как говорит Чень Сяован или мою "отсебятину" услышать?" "Отсебятиной" он называл свои размышления и свой опыт. И народ просил его "отсебятину", после того, как пару раз для сравнения выслушал объяснения Чень Сяована. Середняков давал ближе и понятнее.

Такой открытый и честный - "А этого я не знаю, могу сказать, как мне кажется" или "О, нет, не так, не правильно сделал, надо вот так" (вслух самому себе), "Я многого не умею еще", "А в быстром темпе этого я делать не могу пока" (про форму какую-то). Хотя по мне, так в этих его медленных, как бы на ощупь иногда движениях, было все, и была в довесок ко всему сама душа Руси. Это странно звучит, понимаю, но тем не менее. В его тайцзы была душа России.

Очень корректный, спокойный, почти даже незаметный, минимум лишних движений, открытая улыбка. Прекрасно знает Евангелие (цитирует даже), на встрече вечером у Вовки с ним, он рассказал, что 10 лет был христианином (уже будучи и в ушу, и в китайской традиции), много общался с чистыми, высокими людьми по православной традиции (рассказывал про друзей монахов из монастырей острова Крит). Ну, и во всем видна в нем высокая христианская этика. Открытый ко всем традициям. Лучшие и любимые места для тайцзы - это два храма в Питере, один буддистский, другой православный. Знает индийскую традицию, индейскую (Северной и Южной Америки), был в Тибете, Гималаях. Коренной петербуржец, как он, смеясь, про себя говорил - "Да, занудный, грустный житель Питера". Вот такой человек.

Совсем он раскрылся на вечерней встрече у Вовы, после второго дня семинара (были я, Вова, Юля, Юра Ф, Дима Ю, ребята с тайцзы, Рома, Паша, Максим и девушка, и сам Середняков). Точнее, это я помог ему раскрыться, пригасив Вовину самоманифестацию. Думаю, ну, Вовка, только твоего "плача Ярославны" сейчас не хватало тут, когда такой человек к нам в гости зашел, не надо грузить его про "казаков-характерников" и "как мы к мэру с чуром Световита ходили", а надо создать ему среду, чтобы он раскрылся и свое передал, а в этой чистой передаче он и от нас сам возьмет, что ему нужно. И создал, повернулся к нему глаза в глаза и начал его раскрывать, и поддерживать вопросами, сердечно раскрывшись сам. И пошло дело.

Он передавал в этом общении что-то щемяще глубинное, живое и трепетное, что-то от своей души. И видно было, что он очень соскучился по такому общению, о родине, о жизни, о том, как жить, видя все это, об этике, работе, о практике в ее сокровенном, глубинном аспекте, там, где тайна, а не просто потоки энергии. Видно было, что ему не с кем об этом поговорить, ни у себя в Питере, ни в Китае. Середняков: "Чень Сяован - колоссальный человек, но он материалист и прагматик, его не интересуют вопросы о том, что будет после смерти, образно говоря". Ребята тайцзышники, и тренер Рома, и самый продвинутый его ученик Максим - они сидели и зевали, они выглядели на нашем (имею в виду всех остальных участников встречи) фоне как дети, которым все эти "взрослые разговоры" неинтересны и непонятны, до которых они просто не доросли, им бы "формы крутить". Зато Середняков просто лучился, наслаждался очень тихо, сдержанно и почти незаметно таким разговором.

Иногда прорывалась боль русской души, когда о политике речь зашла, о нашей власти и о том, что сделали с русским народом. Все он замечает, и как груз с плеч сваливается, когда границу, выезжая из России, пересекаешь, как спиваются русские люди и скуриваются, веру в жизнь утрачивают, как издеваются над теми, кто отечественную войну выиграл и жизнь нам даровал (ему самому 51 год, он хорошо помнит те времена). Рассказывал про своих богатых учеников-банкиров. Насколько все они уже давно не принадлежат себе, раздавлены системой. Они занимаются у него тайцзы, пытаются держаться. Я говорю: "Ну, может, и есть эффект хоть какой-то, может, все это позволит хоть один раз в критический момент найти силы и не продать Родину?" А он так с какой-то высокой болью отвечает: "Нет, продадут".

Видно было, что ему у нас очень понравилось, и в Томске - "Здесь так легко дышится!" И люди - "У вас очень хорошая группа собралась, цените ее" (это он на встрече в конце говорил, он же не знал, что мы только совсем недавно появились в этой группе). В конце уже, когда он уходил, мы все с ним обнялись. Ей богу, обняться с таким человеком - это чудо, я аж головой к нему прижался. Не знаю, как вспомню, так слезы на глаза наворачиваются, хорошие такие слезы, чистые. Какой же прекрасный был все-таки семинар. Весь был обвит знаками, которые обычно сигнализируют мне о важности события, его положительности и светлости.

Причем важны обе его части - то, что происходило в зале под руководством Середнякова, и наши посиделки у Вовы в первый день между занятиями, а во второй - после занятия, когда пришел Середняков. Так чисто, открыто и с душой, я не сидел и не общался с людьми очень давно. Все просто летали, Дима Ю лез со мной обниматься, фотал и носил на руках. Юрка Ф был открытым и даже беззаботным. Юля радовалась жизни, только Вова все пытался взгромоздиться, то на "учительский трон", то на своего "белого коня". Приходилось периодически его оттуда сгонять, в основном во второй день, а в первый я это в первый раз очень четко отследил. Это были два дня света. Это было время, когда важно было каждое мгновение - открыться по максимуму и впустить в себя как можно больше, поскольку от этого зависит будущее.

Помню еще такой интересный эпизод - в первый день, я зашел в зал, Середнякова не было, вроде, еще, прошел в раздевалку, переоделся, в зале уже был народ. Выхожу, и вдруг ко мне сам подходит человек (я понимаю, что это он и есть), который до этого стоял, о чем-то разговаривал с людьми, первый протягивает руку, здоровается, представляется и говорит: "Вы, наверное, уже давно тайцзы занимаетесь?" Это мне он говорит, человеку, который тайцзы занимается всего 2 недели, да и то специально, чтобы не стоять дурак дураком с деревянным телом на его семинаре. Что он во мне увидел? Почему сразу подошел, да еще и с таким вопросом в утвердительной форме? С другой стороны, все-таки хатха-йогу с Ашоком делаю около года, комплекс змеи, может, что-то заметил свое, он мастер, ему в этом деле виднее. А во второй день в зале после занятия он сам к нам подошел: "Вы - говорит - хотели встретиться, пообщаться вчера?" А вчера его Вова окучивал, опять как-то так "липко" и не прямо, а через Рому или еще как-то, на предмет заполучить его вечером домой на чай. А вот на следующий день он сам к нам подошел и предложил встретиться...

Теперь по поводу моих ощущений. В зале мы стояли столбом, наматывали шелковую нить, цигунили, работали в паре, разминку делали, несколько форм первых Лаоцзя разобрали, слушали Середнякова (сам он говорил, что он бы ограничился столбом и нитью, но людям ведь надо сразу и все). Упор все равно был на столбе и нити. Он подходил к каждому неоднократно, выстраивал твое тело руками как чуткий скульптор, прикасался ко всем. Как он сказал по этому поводу: "Если китайский мастер не хочет кого-то учить, то никогда не будет трогать его руками". И в тебе начинало работать все, просыпалось что-то давно забытое...

После первого дня вечером, когда я добрался до дома, мысль была одна: "Вот бы так и жить, делать это по 5 часов в день и больше, в этом - всё". Это было что-то потрясающее. Я пошел в ванную, и, когда начал дотрагиваться до себя, моясь, испытал доселе неведомое мне чувство - абсолютно живого тела, будто каждая клеточка в ответ на прикосновения тоже осознанно тянула ко мне свои "руки". Я трогал себя и не мог в это поверить. Я вышел из ванной и не было ни усталости, ничего, я был составлен из множества миллионов разумных крохотных частиц, обладающих сознанием и волей, и, тем не менее, это был я как одно целое. Непередаваемое ощущение.

После второго дня, когда я лежал и отдыхал у Вовы на диванчике, помывшись перед этим (в ванной опять это состояние живого тела), был у нас там сон-час перед приходом Середнякова, я пережил еще одно уникальное состояние. Я лежу, расслабившись настолько, что чувствую себя монолитом, в принципе не способным ни к какому внешнему движению ("лежачий столб" - бревно) и, вдруг, начинаю ощущать внутренние движения всего того, из чего я состою, мириады движений, сокращения всех микромышц, дыхание органов и клеток. Сама собой пошла концентрация от ног вверх к голове, сознание проходило тело миллиметр за миллиметром, медленно и тщательно, и тело откликалось россыпью мириад движений в том участке, где находилась концентрация. Оно не оживало, оно и так было уже живым, оно пело на миллионы голосов. Фантастическое ощущение, причем, что интересно - я в это время наблюдал процесс со стороны, я не был сознанием, сознание само запустило этот процесс и вело его как бы и без моего участия, я наблюдал за процессом и, в то же время, был весь в нем.

После семинара я стал живым, я постоянно мысленно наматываю нить, точнее, она наматывается сама, параллельно текущим делам и погруженности в них сознания. Я иду - она наматывается, сижу - наматывается, говорю - тоже. Движения мои стали плавными, мягче, чем раньше, они как бы обрели смысл, основание. Раньше же это было не движение, а именно суета без смысла и основания. Я стал чувствовать тело, его зоны, его проблемы, потоки энергии иногда. Выйдя на работу, я неделю не делал "змею", только тайцзы по утрам и по вечерам (в дни, когда тренировка). Сделал сегодня комплекс и поразился - увеличилась гибкость, тело стало переливаться из движения в движение, сами упражнения и движения опять-таки наполнились энергией и смыслом. И это даже мысленное тайцзы - это что-то. Точнее, оно не мысленное, я не представляю, оно идет само, как бы все глубже и глубже ввинчиваясь в мое существо, как саморез. Прошло пол месяца и сейчас я уже не вижу, как я выполняю тайцзы, оно стало мной, как бы теперь оно во всем, что я делаю. Это не значит, что у меня все хорошо получается, и все легко теперь дается. Но, похоже, саму форму тайцзы, его суть взять удалось, с помощью А. Середнякова. Взять форму, а не стать ее рабом, пусть даже и действительно великолепной формы...

И еще, чтобы не забыть, Середняков говорил, что перед сном - ложишься в столб, расслабился, руки на живот (хара) и собираешь все в дантянь, так же с утра, как проснулся - тогда тело не будет после ночи "деревянным". И, действительно, работает, по крайней мере теперь не такое деревянное как раньше по утрам.

Спасибо Виталию, что подарил этот семинар!

Продолжение здесь.




Записи из этого журнала по тегу «духовная работа на руси»


?

Log in

No account? Create an account