5Veda (akrivvv) wrote,
5Veda
akrivvv

Categories:

Духовная работа на Руси. Из первых уст. Часть-10

Начало здесь.
Все части книги см. здесь (1.1.1. "Духовная работа на Руси. Из первых уст").

---
Юра Ф. С Юрой я встречался вечером того же дня, что и разговор с Аленой. При моем звонке Юрка как-то засуетился внутренне. Нет, он сразу согласился, просто чувствовалось некоторое внутреннее напряжение. Как-то не к месту он вдруг заговорил о своем знакомом парне Денисе на работе, что он тоже "чего-то хочет", Юра с ним как может работает, чайной церемонии научил, и вот он хочет его с собой взять. Я говорю: "Нет проблем, давай". В целом же сложилось ощущение, что Юра как-то подсознательно хотел разбавить "концентрацию" встречи, немного прикрыться, подстраховаться, потому и потянул этого паренька.

Я поехал к нему после тренировки по тайцзы, Вовка добросил до Авангарда, где примерно в 20:15 мы договорились встретиться. Вову жутко корежило всю дорогу на предмет, что "все шансы проходят мимо него", что я, вот, с Юрой встречаюсь, а он в стороне остается. Начал давить на Юлю, чтобы она просила меня тоже ей поучаствовать разрешить в нашей встрече. Потом вместо того, чтобы, как договорились, высадить меня пораньше и с Юрой не встречаться, подъехал прямо к остановке, выскочил, давай с Юркой обниматься и пытаться все так повернуть, чтобы мы все к нему домой поехали, общаться. Некрасиво это было. В общем, я взял Юру, и мы поехали к нему на завод. Вовка потом и по телефону мне названивал, но я его отключил. Пришли. Приготовили место, все для чая, Юра достал иконку, зажег свечку и поехали.

Забегая вперед, скажу, что сидели мы 5 часов, до двух ночи, Юрка меня потом до дома довез. И Денис приходил, потом уходил, и так пару раз, он, кстати, оказался учеником Виталия, в смысле, его Виталий учил, когда в школе учителем работал. Юрка один на один со мной и при Денисе был совсем разный. Большую часть времени Юра рассказывал мне о своем хадже на Белуху. Он рассказывал с такими подробностями, упоминая даже мелкие детали, настолько был во всем этом, что я реально ощутил вот эти две вещи: этот поход - единственное в жизни, что он считает настоящим, стоящим, это как пиковая точка всей его жизни, но она уже пройдена. Что-то, что должно было произойти там, не произошло, или не там, а после - но не произошло, или он не смог сделать так, чтобы это случилось. Скорее всего, именно этот поход его сломал, только понял это он не сразу, а, может быть, и до сих пор не понял. Тот подъем, который он ощутил после Белухи, на волне которого он вернулся в группу (после своего ухода из нее), к Богам - это была ремиссия. Все сломалось там, на Белухе, хотя он этого не заметил, да, и, действительно, там было много важного, знакового, хорошего.


45. Юрий Ф во времена "старичков". Ритуал Перуна. 31 июля 2005 г.



Белуха - серьезная вещь, испытала не по-детски. Центральный момент, как я ощутил, случился с ним уже на обратном пути. Юра рассказывал, как по пути туда он видел в деревнях у каждого дома деревянные столбы украшенные, резные, с кольцами, как он восхищался, что здесь у каждого дома "чуры" стоят, какие все "духовные", чтят веру свою и т.п. Как он подходил к ним и чуть ли не у каждого столба молился. А потом - Белуха, знамения, Боги, буря и все остальное. И вот, на обратном пути, он весь такой с крыльями и спросил у кого-то про эти "чуры", весь светящийся, а ему в ответ - "А, дык, это же столбы, к которым коней привязывают, коновязь обычная". И всё. Тут, как он сказал, "все у меня внутри оборвалось". Юра мне: "Столбы. Просто столбы, понимаешь? А я тут нафантазировал и понеслось". Вот эти столбы - и есть главное испытание-посвящение, которое дала ему Белуха, и с которым он не справился, а не те его очищения, переживания, и попытка прорваться к самой горе через бурю. "Всего лишь" столбы. А, значит, и все остальное тоже "всего лишь" - может быть чем-то другим. И Боги, и все его переживания, и вообще всё. Он веры лишился, уверенности в том, что он видит, слышит, делает. "Все может быть совсем не так, как я думаю" - и это его парализовало тогда. Некоторое время он еще жил, но потом паралич его свалил, найдя подходящий повод.

Когда он утратил веру, начались сомнения. Как следствие, сейчас, по его словам, главную свою задачу он видит в том, чтобы "укорениться", "прочно встать на ноги", "четко знать, для чего каждая вещь - вот эта кружка, этот чайник". И он, действительно, лишился опоры. Но искать ее начал вовне, а не в себе. Я решил посмотреть, надавить немного, говорю: "Юра, но в чем проблема? Почему одна и та же вещь не может быть и столбом, и чуром, и чем угодно еще одновременно, ведь это ТЫ наделяешь ее этим значением?" Но он ответил: "Ты не понимаешь, у каждой вещи есть свое предназначение, только ее - и пока ты не овладеешь этим знанием, ты не сможешь двигаться в этом мире, осознанно жить, поскольку не будет ориентиров". Вот он и не двигается. Пораженное сознание, человек, который внезапно ослеп - не знает, кто он, где он, что его окружает, для чего это и т.п. Зрелище в каком-то смысле даже страшное. И не сказать, что он совсем не прав. Действительно, ручка преимущественно для того, чтобы писать (для того и создавалась), хотя ей можно и в ухе ковырять. Но главное все же не в ручке, а во мне - я решаю, куда ее, пардон, засунуть. А в его случае, человек превращается в слепого раба, боящегося сдвинуться с места. Да, и плюс к тому, что за установка такая - сначала понять, для чего каждая мельчайшая песчинка в этом мире, а потом уже что-то делать? Как это он себе представляет, интересно, где ресурсы сознания того же, его надлежащая раскрытость, чтобы вместить это знание? Поставил все с ног на голову.


46. Юрий Ф во времена "старичков". Ритуал Перуна. 31 июля 2005 г.

Когда я учился, изучал философию, там есть классическая проблема - соотношение веры и разума. Так вот, Юрка - классический образец этой проблемы, точнее, той стороны, которая не способна к вере, пытается утвердиться в разуме, в результате чего впадает в дурную бесконечность в познании, бессилие и бесплодие в делах. Хотя, впадать в другую крайность тоже опасно. Вера открывает разуму новые поля, разрабатывая их и утверждаясь там, разум создает вере предпосылки для последующих рывков в непознанное и вообще без веры непознаваемое. Короче - диалектическая их связь. Объяснить это Юре не представляется возможным, он не слышит, он все больше и больше растворяется, распыляется, теряет себя в мире окружающем. "Укорениться", как ему хочется, тоже не получается. В том смысле, что вместо нужного ему укоренения, стойкости, прочности, ощущения центра, стержня ("столб" в тайцзы), он получил груз, который вместо укоренения придавил его по самое не хочу на всех планах (и семья, и работа, и т.п. - все грузом идет вместо опоры), и чем дальше он пытается разобраться таким способом, тем больше эта гора, на которую он разобрал единое целое мироздания и водрузил себе на плечи.

А вторая вещь - я чувствовал, что он этот свой хадж передает мне, я будто с ним там побывал, своими глазами видел, сердцем своим чувствовал. Юрка мне близок чем-то. Может быть, потому, что Лев и Даждьбог. Может, еще почему. Кроме своего хаджа он, так же, как и Алена, мало, что помнит, и как-то даже и не хочет вспомнить, все время уходит куда-то в сторону. В принципе, и рассказ про Белуху он начал как один из таких "уходов в сторону". Его сознание будто не может удержать концентрацию на событиях тех времен. У него все распылено, рассыпано - что было, что не было? Все разобрано, и он сам производит впечатление разобранного, размытого человека. Он как нарисованный, как в клетке этой нарисованной двухмерности = плоскости. Он считает, что его действий вообще ни в чем не было - "все это Виталькино", "это все его работа". Была группа или не было, распалась или не распалась - ему неизвестно, поскольку все это были "Виталькины замыслы", Юрке непонятные. Были Боги или их не было - тоже неизвестно, поскольку, как с теми же столбами, "может, все это было нами просто придумано".


47. Юрий во времена "старичков". Занятие у Виталия дома на Коляду. Декабрь 2005 г.

О Витале из его уст - только хорошие слова, действительно хорошие, но проникнуты они чем-то таким… Привкус у них есть, который их как бы обесценивает. Они проникнуты обреченностью, они не то, чтобы не искренни, нет, но они идут откуда-то, из каких-то сфер, в которых мне бы совсем не хотелось оказаться, а также просто иметь дело (слышать, прикасаться и т.п.) с тем, что выходит оттуда, в смысле, с тем, на что наложена вибрация этих сфер, а, точнее - именно с этой вибрацией самой. Я почувствовал еще в нем много страха. Точнее, сейчас он уже переродился во что-то более серьезное, сейчас страха уже нет, есть полная обреченность. Это гораздо хуже страха. Страх все же заставляет хоть как-то шевелиться, трепыхаться, с ним можно еще работать. Даже с ужасом можно работать, а тут состояние "постужаса", когда человек уже даже не парализован ужасом, не скован страхом, а просто стоит, не трепыхаясь, поскольку лишился самого СМЫСЛА всего. Сплошная пелена серого мрака, вязкого, липкого, выпивающего душу. Жутко короче. А вот страх был в его жизни раньше. Много страха. Юрка сам про него рассказывал - как качался, занимался карате, но, будучи накачанным каратистом, боялся пройти мимо 14-летних пацанов в своем подъезде. Рассказывал, что преодолеть страх помогли бои Перуновы. Но по мне так уж лучше пацанов бояться, чем то, где он сейчас находится. Хоть какие-то шансы есть. Когда он про страх рассказывал, я понял, почему его жена Наталья - большая, объемная во всех смыслах женщина. Она давала ему защиту, держала под своим крылом, еще со школьной скамьи. Рядом с таким объемом энергетики, пропитавшей мощное большое тело, было не так страшно жить. А после Шри Чинмоя, Витали и Русских Богов, как раньше жить все-таки уже невозможно, а жить на волне учителей сил нет. В результате, и в семье нет счастья и защиты, и с женой тяжело, и работает Юра круглосуточно на 3-х работах, и раз в 8-10 дней появляется дома (как сказала Наташа - "Мы уже давно ни о чем вместе как раньше не разговариваем, никуда не ходим, не занимаемся"). Страшная жизнь в никуда. Это, если смотреть в глубину и по существу. А так - Юрка действительно хороший человек, чем-то неуловимо мне близкий, и заслуживающий только теплых слов. Слава Даждьбогу!

После визита к нему было тяжело, облепила эта серая вязкая мгла, болела голова, этот груз на каждой клеточке тела. Проработал, усвоил, поднялся.

Продолжение здесь.



Tags: Алексей, Даждьбог, Перун, Путь, Русь, Сибирь, Томск, веда, духовная культура, духовная работа на руси, духовная традиция, история, мысли, пятая веда, русские боги, сибирская йога
Subscribe

Posts from This Journal “духовная работа на руси” Tag

promo akrivvv july 18, 2013 21:51 20
Buy for 50 tokens
Возможно, близится время, когда должны быть возжены новые огни, обеспечивающие яркое и непрерывное сияние других духовных центров Земли, так необходимых для восприятия более совершенной мозаики космических энергий. И здесь Россия является одним из кандидатов на этническое пространство-хранителя…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments